Главная » Подвиг Солдата » Т » Томилов Андрисюк Александрович » Письмо сыну полковника А.А. Томилова от курсанта Г.Н. Чубенко.

Письмо

Письмо сыну полковника Андрисюка Александровича Томилова от курсанта Георгия Николаевича Чубенко.


Глубокоуважаемый Юрий Андреевич, здравствуйте!

Пишет Вам участник обороны гор. Лиепаи в июне 1941 г. Чубенко Гергий Николаевич.

21-го декабря я получил оолнующее письмо от Лиги Карловны Удриня, которая, от имени лиепайских следопытов, сообщала мне очень радостную новость, сообщила мне Ваш адрес. Одновременно с этим Лига Карловна убедительно просила меня, не дожидаясь от Вас письма, сразу же написать Вам, на столько можно подробнее, о Вашем отце, полковнике А.А. Томилове. Скажу наперед о том, что настоятельный поиск о полковнике А.А. Томилове начался с июня 1971 года т. е. во время празднования 30-й годовщины обороны гор. Лиепаи, куда я также был приглашен Лиепайским Горкомом Партии и Горисполкомом.

В своих письменных воспоминаниях, которые хранятся в музее Боевой Славы в гор. Лиепае, а так же в усных рассказах я очень подробно сообщил о роли полковника А.А. Томилова и его последних днях жизни. Во время пребывания на торжествах я очень просил сотрудников музея Боевой Славы, и лиепайских следопытов начать поиск о командире курсантского батальона моряков – Балтийцев. Очень активное участие в поиске Вашего отца, приняла бывшая сотрудница музея Боевой Славы Жанна Федоровна Попова, которая начиная с 1976 года, начала поиск и ведет его и сейчас, мы же участники боев за Лиепаю, которые сражались в курсантском батальоне под командованием полковника А.А. Томилова, в этом поиске активно помогаем рассказами о тех тяжелых первых днях Великой Отечественной войны, которые пришлось нам пережить вместе с Вашим отцом.

Без преувеличения и со всей ответственностью я должен Вам сообщить о том, что автор этих строк в настоящее время выступает в единственном числе, который подробно может рассказать о последних днях жизни полковника. Кроме меня об этом было известно политруку 1-й роты курсантского батальона Александру Сергеевичу Татарову, который после гибели полковника принял на себя командование батальоном. Но можно только сожалеть в том, что А.С. Татаров, проживающий после войны в Ленинграде, умер в декабре (28) 1973 г.

Дорогой Юрий Андреевич, с большим волнением я постараюсь в этом письме, подробно сообщить о Вашем отце.

В начале декабря 1940 г. в прибалтийском городе Лиепае были созданы курсы подготовки командного состава запаса Военно-Морского флота СССР.

Личный состав курсов формировался за счет выпускников гражданских высших учебных заведений, призванных на действительную военную службу на флот. Среди будущих курсантов, прибывших в Лиепаю, были люди самых различных специальностей: инженеры, педагоги, врачи, агрономы, экономисты и др.

В конце ноября 1940 г., проходивший службу на балтийском флоте, меня в числе большой группы матросов и старшин из Кронштадта, направили на эти курсы.

Преподавательский, командный и политический состав курсов был укомплектован хорошо подготовленными кадрами, имеющими большой опыт учебно-воспитательной и командно-политической работы на флоте. Среди них мы с чувством глубокого уважения и благодарности вспоминаем начальника цикла общевойсковой и физической подготовки полковника А.А. Томилина.

В конце мая 1941 г. по приказу Наркома Обороны СССР курсы офицеров флота были преобразованы в Военно-Морское училище противовоздушной обороны Военно-Морского флота, но в связи с войной организационная перестройка их не была доведена до конца. В начале Великой Отечественной войны небольшая часть курсантов курсов офицеров флота и курсантов училища ПВО была эвакуирована к новому месту дислокации, основная часть курсантов, во главе с командованием пошла в оборону гор. Лиепая (Либава).

День 22 июня 1941 года запомнился каждому из нас до мельчайших подробностей. В четыре часа утра немецко-фашистские войска нарушили границу СССР. Уже несколько часов шла война. Подразделения погран. отряда и бойцы батальона 67-й стр. дивизии в р-не Паланги героически сражались с передовыми частями отлично вооруженного, злого и наглого врага.

22 июня в 12 часов был выстроен на линейку весь личный состав курсантов и в помещении клуба мы слушали по радио выступление Наркома Иностранных дел СССР т. Молотова, который сообщил о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. После этого зачитывается приказ генерал-майора Благовещенского о формировании курсантского батальона трехротного состава. Командиром батальона был назначен опытный офицер, участник Гражданской войны и боев на озере Хасан и Халхин-Голе, бывший начальник цикла общевойсковой и физической подготовки, преподаватель стрелковой и огневой подготовки полковник А.А. Томилин, его заместителем по политической части – участник Гражданской войны, бывший преподаватель дисциплин социально-экономического цикла полковой комиссар А.В. Горожанкин. Перед батальоном стояла задача,: во взаимодействии с подразделениями 56-го стрелкового полка 67 стр. дивизии преградить путь противнику на главном восточном или Гробиньском участке обороны. Прежде чем остановиться о боях за Лиепаю день за днем, я должен Вам сказать о том что начиная с декабря 1940 года, еще до начала войны, я хорошо знал полковника А.А. Томилина, как опытного преподавателя и замечательного, душевного командира. Ходил он в армейской форме: гимнастерка с отличием на петлицах четыре «шпалы», брюки галифе в хромовых сапогах, небольшого роста, смуглое лицо. Очень часто на службу он приезжал на своем мотоцикле, который, по словам нашего однополчанина Алексея Петровича Осипова, так и остался на лиепайской квартире.

Наша 1-я рота курсантского батальона, в составе которой и мне пришлось воевать, первой из всех воинских частей, дислоцировавшихся в Лиепае, вышла в оборону гор. Лиепаи. Во вторую половину дня 22 июня 1941 г. мы заняли оборону на участке железной дорогой, идущей с Лиепаи на Ригу через станцию Приекуле, шоссе Лиепая – Гробиня и до форта справа от шоссе. Наш батальон занял оборону в том месте, где она проходила в Первую Мировую войну. Нами был использован земляной вал в районе дорог, на этом валу мы, по приказу Комбата, окопались во весь рост и установили свои огневые точки. Командный пункт батальона и 1-й роты, а так же перевязочный пункт располагались в полуразрушенном форте слева от Гробиньского шоссе. На этом КП находился и полковник А.А. Томилин.

Вместе с 1-й ротой на линию обороны прибыл командир курсантского батальона полковник А.А. Томилин. Семь суток в Лиепае продолжался неравный бой Советских воинов с вооруженными до зубов фашистскими захватчиками. Моряки-балтийцы, солдаты 67 стр. дивизии, подразделения пограничного отряда, рабочие отряды мужественно отражали яростные атаки наседавших фашистов. Раненые не оставляли позиции, истекая кровью они дрались за каждую пядь нашей земли.

К 27-му июня 1941 г. потеряв в ожесточенных боях более половины личного состава, в критический момент, когда стало очевидным, что удержать Лиепаю Советским войнам не удастся, они предприняли отчаянную попытку пробиться из вражеского окружения и выйти на соединение, в районе Псковского шоссе, с частями нашей 8-й Армии. Трудность выполнения этой боевой задачи еще состояла и в том, что к этому времени фашисты успели получить сильное подкрепление и нам пришлось прорываться из окруженной Лиепаи через глубокоэшелонированный фронт вражеских позиций. В неравной борьбе многие защитники города из курсантского батальона моряков-балтийцев пали смертью храбрых. Своей жизнью они отстояли честь и свободу Советского народа.

Автору этих строк, бывшему курсанту курсов офицеров флота довелось принять самое активное участие в обороне Лиепаи в должности командира отделения в составе 1-й роты курсантского батальона. Курсантский батальон стоял на главном и очень тяжелом участке обороны города.

В ночь на 23 июня гитлеровцы открыли по городу и нашим позициям сильный артогонь, а позже фашистская авиация обрушила сильный бомбовый удар и обстрел всего Гробиньского участка. Нас бомбили и обстреливали всю ночь. Эта ночь оказалась для нас первым уроком и первым боевым крещением. В нашей роте появились первые раненые, контуженные и убитые.

Утром 23 июня после сильной артподготовки и авиационного обстрела немцы намеревались сходу сломить нашу линию обороны и прорваться в Лиепаю со стороны селения Гробиня, т. е. на том участке, оборону держал курсантский батальон. Батальон готовился к отражению атаки. Командир батальона поставил перед нами боевую задачу: контратаковать противника и любой ценой отбить его наступление. Со стороны Гробиньского леса на нашем участке появились серые цепи немецких автоматчиков. Полковник А.А. Томилин лично сам руководил контратакой, его слова были: – «За Родину на фашистов вперед!».

Трудно сейчас передать Вам – что такое подняться во весь рост и под пулями идти в атаку. И все таки мы шли вперед. Курсантские подразделения отбили яростные атаки фашистов и заставили их отойти к Гробиньскому лесу на свои позиции.

В этом первом и очень тяжелом бою, доходившим до рукопашных схваток, курсанты и командиры проявили бесстрашие и героизм. Моряки-балтийцы под командованием полковника А.А. Томилина сражались самоотверженно в вышей степени организованно.

Поле боя, правее Гробиньского шоссе было усеяно трупами фашистов. Большие потери убитыми и ранеными понесли и мы…

Наша 1-я рота за смелость и отвагу в этом бою впервые получила благодарность от командира батальона полковника А.А. Томилина. В ответ на благодарность командира, мы поклялись стоять насмерть у стен дорогой нам Лиепаи. Хорошо мне запомнились бои 24 июня 1941 г. В этот день курсантский батальон дважды предпринимал решительные и яростные атаки на позиции фашистов, – они не выдерживали нашего натиска, избегали штыкового боя и поспешно отступали. Продолжались ожесточенные бои.

25 и 26 июня, боями руководили лично полковник А.А. Томилин и политрук А.С. Татаров, вступивший к этому времени на должность комиссара батальона. Они показали исключительную смелость и отвагу, они шли вместе с нами в атакующих цепях батальона и своим личным примером поддерживали высокий дух патриотизма и преданности к нашей любимой Родине.

К 27-му июня, в связи с большими потерями личного состава батальона, обстановка на нашем участке обороны города усложнилась до крайности. 25 июня гитлеровцам удалось сомкнуть кольцо окружения вокруг г. Лиепаи. Противник окружил нас во много раз превосходящими силами, большим перевесом в технике и при полном господстве в небе Лиепаи. Положение защитников города с каждым днем и часом ухудшалось, сильно поредели наши ряды, число раненых и убитых увеличивалось. Не хватало боеприпасов, положение раненых было исключительно тяжелым, – не хватало перевязочного материала, медикаментов, многие из них, истекая кровью не могли получить своевременной медицинской помощи. Но не смотря на окружение и тяжелое положение защитников, боевой дух был очень высоким.

 

Выход из окружения.

 

27 июня утром командование курсантского батальона было вызвано в штаб гробиньского сектора для получения боевого приказа выхода из вражеского окружения и соединения с частями нашей 8-й Армии. Командир батальона полковник А.А. Томилин и комиссар батальона политрук А.С. Татаров, вернувшись из штаба в расположение батальона, сразу же организовали наступление – подняли курсантов, матросов и солдат на прорыв фашистских позиций. В первые минуты, нашего наступления отчаянное сопротивление фашистов было сломлено. В этом, очень тяжелом бою мы понесли потери.

В начале прорыва на нашем участке в 150-200 метах по Гробиньскому шоссе был тяжело ранен в голову и грудь Ваш отец. Вместе с ним находился переводчик немецкого языка курсант Сергей Грибовский и связной курсант Маломед. Мы группа курсантов вместе с командиром 1-й роты лейтенантом Бондаренко, под сильным обстрелом вынесли комбата А.А. Томилова и раненых курсантов Грибовского и Маломеда и доставили в перевязочный пункт 1-й роты, который располагался в одном из отсеков полуразрушенного дзота находящегося слева от Гробиньской дороги.

Я лично видел и отчетливо припоминаю о том, что ваш отец был ранен в голову с левой стороны лобовой части, голова была сильно окровавлена, в крови была и гимнастёрка и как потом выяснилось во время перевязки – ранение было также и в грудь с левой стороны.

Первую медицинскую помощь ему оказывал начальник нашей медсанслужбы военврач Котляров, с ним же был еще один военврач рангом пониже, фамилии его я не знал. После оказания первой медпомощи полковник А.А. Томилин в легковой машине вместе с санитаром, сопровождавшего его, был отправлен в Военно-Морской госпиталь. Но в госпиталь он не попал, подъезжая по Гробиньской дороге к окраине Лиепаи, машина в которой находился Ваш отец, наскочила на противотанковые мины и взорвалась. При таких обстоятельствах погиб командир курсантского батальона полковник А.А. Томилин, пламенный патриот Родины, герой обороны Лиепаи, замечательный человек и волевой командир.

В связи с гибелью такого опытного командира, одного из организаторов обороны города, а так же большими потерями личного состава, обстановка на главной линии обороны весьма и весьма усложнилась. Это почувствовали все мы оставшиеся в живых матросы, курсанты, командиры отделений и взводов. Вот в этой, исключительно тяжелой обстановке, молодой тогда политработник политрук А.С. Татаров принял командование батальоном и всей линией обороны Гробиньского участка. Главными его помощниками и советчиками были мы – командиры взводов, отделений, коммунисты и комсомольский актив.

Политрук А.С. Татаров вступивший в должность командира батальона организовал выход из окружения в ночь с 27 на 28 июня 1941 г. и пошли вместе с нашими войсками в направлении гор. Риги, форсировали реку Даугаву и в районе Псковского шоссе соединились с частями 8-й Армии.

Не смотря на нашу малочисленность, отсутствие опыта, недостатка боеприпасов, но при наличии неиссякаемого мужества, верности воинскому долгу, отваги и героизма, мы, можно сказать, не только выстояли, но и победили! Фашисты на нашем участке не прошли!

Многое можно забыть в жизни – и радости и печали, но никогда нельзя забыть своих боевых товарищей и славных командиров, которые навсегда остались в наших сердцах. Земля, которую мы защищали у стен Лиепаи обильно была пропитана кровью его защитников, и многие из нас под Лиепаей нашли свою боевую славу и вечный покой. Родина свято чтит память защитников Лиепаи. В этом городе у моста через торговый канал стоит памятник, на котором написано: «Защитникам Лиепаи 23-06-29-06 1941 г.».

Это напоминает о беспримерном подвиге защитников Лиепаи, о их героизме и отваге, их верности воинскому долгу и своему Отечеству. Пусть Советский народ и его потомки помнят своих сыновей и дочерей, которые в грозные дни 1941 г. первыми стали грудью на защиту своей любимой Родины, и своей жизнью, кровью своих молодых сердец отстояли честь и свободу Советского Отечества.

Дорогой Юрий Андреевич! Мне пришлось три раза быть в Лиепае. Во время последнего посещения, почти все время находился на линии обороны нашего участка. В беседах со старожилами мне стало известно о том, что 1 июля, 2 и 3 1941 г., когда немцы вошли в Лиепаю, в эти дни были похоронены в братской могиле все убитые из нашего батальона за время обороны.

Эта братская могила находится возле хутора справа от Гробиньской дороги. Но уверено утверждать о том, что Ваш отец похоронен именно в этой братской могиле мне не представляется возможным. В послевоенное время, во время земляных работ еще и сейчас находят останки защитников Лиепаи, их переносят на Центральное кладбище.

Наш славный командир батальона полковник А.А. Томилин не пропал без вести, как Вас известили, Ваш отец погиб в боях за Лиепаю, и мы участники обороны города  приложили все усилия к тому, чтобы восстановить в памяти народа славное имя героя обороны.

Дорогой Юрий Андреевич! Все, что я написал в своем письме о судьбе Вашего отца – есть истинная правда, никакого вымысла, я описал то, что сам лично знаю и видел, что пришлось пережить в те далекие дни войны, находясь очень близко, рядом с Вашим отцом.

Я надеюсь и глубоко убежден в том, что мое письмо не останется без Вашего ответа, которого я с нетерпением буду ждать. Меня очень интересуют такие вопросы: жива ли Ваша мама?, где вы жили перед войной, если в Лиепае, то с кем из семей наших командиров вы эвакуировались в Ленинград?, кого помните из наших командиров?

Обращаюсь к Вам с большой просьбой. Если Вам представится возможным вышлете пожалуйста фотоснимок полковника А.А. Томилина мне в светлую память о нашем дорогом Комбате. Буду Вам очень благодарный!

В свою очередь я отправляю Вам свой фотоснимок (репродукцию) сделанную в апреле 1941 года в гор. Лиепая. Пусть он напоминает Вам о боевых товарищах Вашего отца, которые были с ним рядом в самые тяжелые дни Великой Отечественной войны.

 

С глубоким уважением к Вам!

Чубенко Григорий Николаевич

участник обороны гор. Лиепаи в июне 1941 г., бывший командир отделения из 1-й роты курсантского батальона моряков-балтийцев. Ветеран Дважды Краснознаменного Балтийского флота.

 

Дорогой Юрий Андреевич! Мне очень хотелось бы с Вами встретиться и лично рассказать все подробно. Может быть Вы согласитесь на встречу в Лиепае в июне 1979 г.?

Пишите по адресу:

 

290005 г. Львов-5

ул. …

Чубенко Георгию Николаевичу.