Главная » Подвиг Солдата » М » Матвеев Василий Дмитриевич

Матвеев Василий Дмитриевич

 

 

1918 - ?

 

Родился в 1918 году в Новгородской области. После окончания семилетней школы переехал в Ленинград. Работал слесарем на электростанции, где и вступил в рады ВЛКСМ. По комсомольской путевке в 1939 году направлен на флот. Окончил учебный отряд в Ломоносово и направлен в Кронштадт командиром отделения сигнальщиков на катерах МО (морской охотник). Перед войной был переведен в военно-морскую базу на Ханко. Здесь сражался в составе экипажа МО-312 с первого дня войны до 2 октября 1941 года. Затем снова направлен в Кронштадт. Принимал участив во многих боевых операциях Краснознаменного Балтийского флота. День Победы 9 мая 1945 года встретил в Таллине, где впоследствии продолжал службу на кораблях Военно-Морского Флота. Уволен в запас в звании мичмана в 1960 году.

Награжден орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды и многими медалями.

С 1951 года член КПСС. С 1964 года работает с отделе внутренней охраны рыболовецкого колхоза «Большевик».

 

СТОЯЛИ НАСМЕРТЬ

 

Эти гордые слова и сейчас вызывают особое чувство, воскрешают в памяти незабываемое.

В первые дни Великой Отечественной войны по всей стране прогремела слава защитников Ханко. Гитлеровцы уже подходили к Ленинграду, а в глубоком тылу мужественно сражался гарнизон этой небольшой военно-морской базы. Моряки, пехотинцы, пограничники, летчики Красного Гангута (так раньше назывался полуостров Ханко) не отдали врагу ни одной пяди своей территории, более того, дерзкими десантами они выбили фашистов с нескольких островов, имевших большое тактическое значение.

К героической эпопее Красного Гангута я имею прямое отношение. Отряд морских охотников, на одном из которых я был командиром отделения рулевых, прибыл на Ханко незадолго до начала войны. С первых дней войны до 3 октября 1941 года принимал участие во многих боевых операциях.

Как известно, финское правительство, по договоренности с Советским Союзом, определило срок аренды полуострова Ханко на тридцать лет. Смысл создания здесь нашей военно-морской базы был четко зафиксирован в договоре: оборона от агрессии входа в Финский залив. С таким расчетом строилась и береговая артиллерия, и вся база: против угрозы с северо-запада и юго-запада, то есть против угрозы с моря. Все наши построенные и строящиеся сооружения носили явно выраженный оборонительный характер.

Но сказался коварный замысел, вынашиваемый маннергеймовской военщиной. Площадь базы 115 квадратных километров при протяженности от перешейка до западной оконечности 22 километра, финское правительство, передав нам полуостров, тотчас же окружило своими артиллерийскими батареями с востока, с северо-востока и с севера. Когда началась война с фашистской Германией, то верная ее союзница Финляндия ввела западнее Ханко оба своих броненосца береговой обороны "Вяйнемяйнен" и "Ильмаринен". Наша база на Ханко оказалась не только в артиллерийском окружении, но и под перекрестным огнем береговых и корабельных орудий.

Хотя полуостров Ханко и считался военно-морской базой, но в полном смысле базой не был. Накануне войны отсюда были выведены подводные лодки. Уже в ходе боевых действий ушли отсюда и торпедные катера. А как бы они пригодились нам потом! На аэродроме полуострова базировалась лишь одна эскадрилья самолетов-истребителей. К слову сказать, аэродром тоже оказался в ходе боевых действий под артиллерийским обстрелом.

В сложных условиях оказались защитники Ханко, но они не только оборонялись, а и предпринимали нередко исключительно дерзкие операции по захвату ближайших к базе островов Хесте, Лонгхольм, Вракхольм, Грислом. Формировались эти десантные отрады из числа добровольцев. Я не знаю такого случая, чтобы не нашлось желающих отправиться на выполнение боевого задания. Наоборот, желающих всегда было больше, чем требовалось. Ну а нам, катерникам, приходилось доставлять десантные группы к намеченному для штурма объекту, боеприпасы. Редко когда удавалось подойти к берегу того или иного острова незаметно.

Припоминается десантная операция на острове Хесте. Операция началась в три часа утра. Высадка десантников была трудной. Катера были обстреляны еще на подходе к острову. Однако стремительным броском, умелым маневром под огнем мы доставили группу десантников. Бой был скоротечным. В схватке наши одержали верх. Были захвачены трофеи: пулеметы, автоматы, обмундирование.

Особенно запомнилась Бенгтшерская десантная операция. Остров Бенгтшер представлял собой скалу, выдвинувшуюся в море из шхер, с гранитной башней маяка на ее северном выступе. Для защитников Ханко этот небольшой, метров триста в длину и двести в ширину остров с высоченным сорокапятиметровым маяком, примыкающим к трехэтажному каменному зданию, был бельмом на глазу. На этом маяке находился пост наблюдения и артиллерийский корректировочный пункт. Телефон, подводный кабель, связывали Бенгтшер с островом Эре, где размещена была 305-мм батарея финнов. С маяка просматривался каждый идущий к нам корабль, вся юго-западная часть полуострова, батареи, порт. Словом, маяк этот мешал защитникам Ханко жить и воевать.

Наше командование приняло решение ликвидировать маяк на Бенгтшере. Воздушная разведка установила, что на острове, кроме маяка и каменного дома нет никаких оборонительных сооружений.

Для высадки десанта, участие в котором изъявили желание принять тридцать человек, было выделено три катера, в том числе и катер, на котором я был командиром отделения рулевых-сигнальщиков.

В числе десантников были специалисты подрывного дела. На одном из катеров был большой запас взрывчатки.

Высадку десанта начали около двух часов ночи. Незамеченными катерам не удалось подойти. Катера были обстреляны с острова его небольшим гарнизоном. Высадить десант нам все же удалось. На острове завязался бой. Наших десантников огнем своих пушек поддержали катерники. Но вскоре были замечены, подходившие на помощь шюцкоровцам, миноносец, две канонерские лодки, вооруженные орудиями калибра 102 миллиметра, один сторожевик и несколько катеров,

Около четырех часов появились финские самолеты. Катера под давлением огня корабельных и островных батарей отошли на восток.

Наша авиация не поддержала их, взлетно-посадочная полоса была перепахана воронками, над летным полем - дымка тумана.

При попытке подойти к острову погиб наш катер М0-230, пораженный прямым попаданием крупнокалиберного снаряда. К месту боя вскоре подошел на катере МО капитан 2 ранга Полегаев. Четыре раза водил он в атаку катера, но слишком неравны были силы.

Наши десантники по всей вероятности овладели островом. Но невозможно было подойти и передать находившимся на одном из катеров взрывчатку. А к острову с другой стороны уже подходили шюцкоровские катера и в свою очередь высадили на помощь своей десант.

Бой за остров длился уже несколько часов. Прилетели вызванные с южного берега три наших СБ (скоростные бомбардировщики).

При их поддержке наши охотники вновь пошли в атаку, но были оттеснены вражескими канонерскими лодками.

В этом бою наши летчики сбили два самолета противника. Один бомбардировщик был подбит огнем с катеров. По самолетам противника из крупнокалиберного самолета стрелял и я. Видел, как задымил самолет, падая в море, но не считал, что мои ли очереди достигли цели. Тем не менее меня поздравляли с удачей.

Бомбами, сброшенными с наших самолетов, был поврежден миноносец и канонерская лодка шюцкоровцев.

За этот бой я награжден орденом Красной Звезды.

27 июля 1941 года, в день Военно-Морского Флота СССР, защитникам Ханко зачитали поздравительную телеграмму от Главного командования северо-западного направления, подписанную двумя членами Политбюро нашей партии - К.Е. Ворошиловым и А.А. Ждановым. В ней отмечалось, что отдаленные от основных баз, оторванные от фронта, в тяжелых условиях и под непрекращающимся огнем противника храбрые гангутцы не только смело и стойко держатся и обороняются, но и смело наступают, наносят противнику ощутимые удары, захватывая острова, боевую технику, пленных.

Славный наш ОВР, славные наши командиры М.Д. Полегаев, Г. Лежепеков, А. Терещенко, П. Бубнов, И. Ефимов, комиссар В.Р. Романов. Где только не пришлось бывать нашим катерникам, в каких только боях и переделках не участвовали! Падение Таллина, уход флота в Кронштадт и Ленинград резко изменили условия, в которых предстояло действовать гарнизону Ханко. На сухопутном участке фронта на полуострове Ханко противник усилил антисоветскую агитацию, подчеркивая, что мы остались одни, что мы брошены на произвол судьбы и обречены.

Защитников Ханко «осчастливил» приглашением в плен сам Маннергейм. Ответ защитников Ханко, сочиненный и отправленный бывшему царскому барону, выдержанный в духе, если не хлеще, письма запорожских казаков турецкому султану, стал потом широко известен хотя для публикации он явно не подходил.

164 дня на полуострове Ханко длилась борьба. Его защитники покинули полуостров по приказу командования в организованном порядке. На помощь им пришли корабли Краснознаменного Балтийского Флота.

За участие в потоплении вражеского корабля меня наградили вторым боевым орденом - Отечественной войны II степени.

 

Источник


СЛОВО О ВЕТЕРАНАХ ВОЙНЫ  - Лиепайский рыболовецкий колхоз «Большевик» Лиепая 1985