Главная » Подвиг Солдата » З » Завалин Аристарх Иванович

Завалин Аристарх Иванович

1915 - пропал без вести

 

Старший лейтенант Аристарх Иванович Завалин – командир БЧ-1 эскадренного миноносца «Ленин» Краснознамённого Балтийского флота.

Родился приблизительно в 1915 году. В семье было пятеро детей, двоих младших по решению государства определили в детдом, там он и воспитывался.

После окончания школы Аристарх поступил в Ленинградскую военно-морскую академию.

Кафедра штурманской службы Ленинградской военно-морской академии берет свое начало в 1827 года, когда открылся Высший офицерский класс при Морском кадетском корпусе, где началась академическая подготовка офицеров-штурманов для российского флота. 1 сентября 1931 года на гидрографическом факультете образовали кафедру кораблевождения и кафедру электронавигационных приборов. На этом факультете обучали командиров по штурманской, гидрографической, гидрометеорологической специальностям и по специальности ограждения морей. К началу Великой Отечественной войны в академии была создана и отработана система подготовки высококвалифицированных штурманов и специалистов по техническим средствам навигации.

 

Слушатели Военно-морской академии во время практики

на заводе Штурманских приборов.

 

Аристарх Завалин получил специальность штурмана (приблизительно в 1938 году) и был отправлен на Балтийский флот, где встретил войну в должности командира БЧ-1 эскадренного миноносца «Ленин».

Эсминец Ленин участвовал в Советско-Финской войне. Зимой 1939-1940 годов морякам эсминца «Ленин» пришлось действовать в весьма сложной ледовой обстановке, огнем своей артиллерии поддерживая части Красной Армии, наступавшие по побережью Финского залива. Кроме того, эсминец охранял линейные корабли «Марат» и «Октябрьская революция», когда те в декабре 1939 года громили тяжелые береговые батареи противника на островах близ Выборга и участвовал в десантных операциях в Финском заливе. Еще за год до войны молодой поэт — курсант Высшего военно-морского училища имени М. В. Фрунзе Алексей Лебедев — сочинил такие строки:

 

«Не зря эсминец носит имя Ленин,

И всем бойцам оно согрело грудь.

Корабль идет вперед без отступлений,

И этот путь — его команды путь».

 

ЭМ «Ленин» во время тренировки на корабле расчета 100-мм орудия

 

Эсминец «Ленин» на зимней стоянке в Кронштадте

 

Это другой эсминец, но того же типа

 

23 марта 1940 года эскадренный миноносец «Ленин» переведён в отряд учебных эсминцев Балтийского флота. Но учебная служба оказалась недолгой, и с ростом военной напряженности он вновь вводится в состав 3-го дивизиона эскадренных миноносцев Краснознаменного Балтийского флота.

Великая Отечественная Война застала Краснознаменный Балтийских флот в начальной стадии развертывания сил на новых базах Советской Прибалтики. 22 июня 1941 года эскадренный миноносец «Ленин» находился в капитальном ремонте в Лиепае (Либаве). Кроме «Ленина», на военно-морской базе Лиепаи и у причалов судоремонтного завода «Тосмаре» стояли пять торпедных катеров и пятнадцать подводных лодок. «Ленин» на тот момент был самым большим кораблем в Лиепае. Моряки кораблей и красноармейцы частей, дислоцировавшихся в Лиепае, первыми на Балтике приняли удар гитлеровских войск.

Сразу, в первые же дни Великой Отечественной войны, город оказался в кольце немецко-фашистских войск. Фашисты рвались в город по Гробиньскому шоссе.

Артиллерия эсминца, стоявшего у заводской стенки с разобранными главными машинами, непрерывно вела огонь по врагу.

 

ЭМ «Ленин»

 

Когда 23 июня фашисты прорвались к городским окраинам, возникла реальная опасность того, что враг может захватить корабль. Было принято решение об уничтожении эскадренного миноносца «Ленина» и шести подводных лодок, остававшихся в доках «Тосмаре», а также складов боеприпасов и топлива.

Экипажам было приказано сойти на берег и подготовиться к уничтожению. С эсминца «Ленин» были сняты спаренный пулемет «Максим», замки с орудий, которые затем, затопили вблизи корабля. Секретную документацию и личные документы моряков свезли на берег, облили горючей жидкостью и сожгли в присутствии личного состава. Попрощавшись с кораблем, вооруженные винтовками и гранатами, моряки сошли на берег. Был поднят флажный сигнал «Погибаю, но не сдаюсь». Вскоре после этого в машинном отделении корабля раздался взрыв, и эсминец медленно погрузился в воду…

 

Краснофлотская книжка

 

Взорванный ЭМ «Ленин», у причала Тосморского судоремонтного завода

 

После этого экипажи взорванных кораблей влились в ряды защитников Либавы.

Из оставшегося личного состава эсминца «Ленин» был сформирован отряд морской пехоты, который под командованием старшего лейтенанта А.И. Майского и старшего политрука Н.И. Качурина на рассвете 24 июня 1941 года занял восточный рубеж обороны на подступах к городу рядом с курсантским батальоном училища ПВО. Свое появление на восточном участке обороны отряд ознаменовал стремительной, яростной контратакой, опрокинувшей гитлеровцев, пытавшихся атаковать наши позиции.

Из воспоминаний участников событий:

«Утром 24 июня я получил приказание произвести разведку боем. – Ваша задача, – говорил мне начальник разведки участка, – обойти фашистов в районе хутора Веги, ворваться в их расположение, выяснить силы и, если удастся, занять хутор. Для выполнения задачи привлечь два взвода курсантов, взвод моряков с эсминца «Ленин» и армейский пулеметный взвод… В назначенное время отряд сосредоточился на исходном рубеже и после короткой артиллерийской подготовки двинулся вперед. Мы довольно быстро и с малыми потерями достигли опушки леса... и перебежками, в хорошем темпе, приближались к вражеским позициям… Фашисты усилили огонь… Наше наступление несколько замедлилось, увеличились потери, но мы упорно продвигались к хутору. Бесстрашно действовал взвод моряков с эсминца «Ленин»…»

Красноармеец-связист 242-го гаубичного полка 67-й стрелковой дивизии Н. В. Яндашевский вспоминает: «Перепрыгнув через наши окопы, моряки в полный рост пошли в атаку. Мы смотрели на них, а они с винтовками наперевес деловито шагали над нами. Один, остановившись, взглянул на нас: «Ну, что, братки! За корабли за наши!» И пошел. Мы, не отрываясь, смотрели на него. Как и все, он не сгибался, не бежал, а шел гордо, будто нес с собой честь и достоинство корабля…».

24 июня моряки сыграли решающую роль в отражении атак противника. В течение дня при поддержке береговых батарей было сорвано несколько попыток гитлеровцев ворваться в Лиепаю со стороны поселка Гробиня. Восточный участок обороны стал основным.

«Невозможно выделить из числа защитников Либавы наиболее отличившихся. Одинаково доблестно сражались в окружении и стрелки, и моряки, и пограничники. Примером воинского братства стала совместная стрельба береговой батареи 130-миллиметровых орудий с батареей 122-миллиметровых гаубиц дивизии. Моряки выделили к гаубицам опытных наводчиков, и две батареи, в каждой по 4 орудия, действовали как одна. Их огневые налёты уничтожали и разгоняли мотопехоту немцев, разрушали артиллерийские и миномётные позиции. Точной стрельбой они уничтожили вражеский бронепоезд».

29 июня враг вошел в город. Правда, и после этого бои продолжались. Благодаря самоотверженной обороне защитников Либавы планы молниеносной оккупации советских Прибалтийских республик были сорваны. Моряки бились отчаянно. Здесь фашисты впервые окрестили их «чёрной смертью». Но силы были неравны. Уже на вторые сутки боёв Либава была окружена. Очень немногим защитникам города удалось пробиться из вражеского кольца…

По неполным данным, в боях за Лиепаю противник потерял более 2 тысяч солдат и офицеров, 2 эшелона с войсками и техникой, свыше 10 танков и 20 бронетранспортеров, 15 самолетов. Продвижение врага на приморском направлении было задержано более чем на неделю.

«Всего шесть дней держалась Либава. Как мало это, и вместе с тем как много! Вспомни, дорогой друг, о Ленинграде. О значении этого города в войне. Немцам нужно было взять его в конце июля, через 33 дня после начала военных действий. Либава, задержав левый фланг немецких войск на шесть дней, отняла их у Барбароссы. И не просто шесть дней отняла, а одну шестую времени, отведённого на захват Ленинграда!»

Оборона Лиепаи в июне 1941 года стала одной из великих страниц героической истории Великой Отечественной. Вместе с армией и флотом активное участие в обороне города приняли рабочие отряды, созданные почти на всех крупнейших заводах, в морском порту, на судоремонтном заводе «Тосмаре».

Многое из того, что происходило в те далекие июньские дни сорок первого года, превратилось в легенды о героизме советских людей. Оборона Лиепаи в первые дни войны стала вдохновляющим примером мужества и самоотверженной смелости. Защитники Лиепаи вписали в историю Великой Отечественной войны свою удивительную героическую страницу.

Среди них – старший лейтенант Завалин Аристарх Иванович.

Мы много лет не знали, что именно произошло в те далекие дни. Официальное сообщение «Пропал без вести» – это все, что было известно родным. Его родные, сестра (моя бабушка) и племянница (моя мама), всю свою жизнь думали, что корабль был захвачен немцами, а моряки, и среди них Аристарх Завалин, – расстреляны.

О том, что это не было казнью, о том, что штурман эскадренного миноносца «Ленин» Завалин Аристарх погиб, мужественно сражаясь в рядах героических участников обороны Лиепаи, и его смерть не была бессмысленной, узнали только сейчас...

 

Наталья Терлецкая,

Россия, г. Новосибирск,

21.04.2015