Главная » Подвиг Солдата » Р » Радченко Иосиф Федорович

Радченко Иосиф Федорович

 

25.10.1902 - ?

 

Майор Иосиф Федорович Радченко – ст. инструктор по организации партийной работы 151-й армейской пушечной артиллерийской Мелитопольской дважды Краснознамённой бригады 51-й армии. Член ВКП(б)/КПСС, партбилет № 3650310. Украинец.

Родился 25 октября 1902 года в с. Великий-Хутор Золотоношского района Полтавской области Украинской ССР.

До войны работал учителем Чкаловской средней школы в Чугуеве, где директором работала его жена Варвара Корнеевна Сандыги. В школе работал до осени 1941 года, после чего добровольцем ушёл на фронт, а Варвара Корнеевна с дочерью второклассницей Инночкой эвакуировались в Сталинградскую область, где он продолжал работать директором школы.

В РККА с 26 октября 1941 года, призван Чугуевским РВК Харьковской области Украинской ССР. В Отечественной войне с 15 июля 1942 года в составе 1105-го артиллерийского полка РГК на Сталинградском фронте.

30 октября 1942 года Приказом войскам 62-й армии № 47/н, ст. политрук И.Ф. Радченко, комиссар 1-го дивизиона 1105-го АП РГК награждён медалью «За Отвагу» за то, что:

«21 августа 42 г. в районе МТФ у Песковатки огневые позиции дивизиона были перемещены назад и имея малое количество снарядов открытым огнем по наступающей колоне танков и пехоты противника. Посланные автомашины в район прежних огневых (позиций) возвратились без снарядов, поскольку наступающие танки уже вели огонь по тому району. Тов. Радченко во главе этих машин выехал на старые огневые (позиции) и под обстрелом погрузил снаряды, лично оказывал помощь раненым, и привез их к орудиям. Стрельба была возобновлена, атака противника была отбита, при этом было уничтожено 6 танков.

24 августа 42 г. огневые позиции дивизиона под огнем противника были отведены из балки Переездная назад. В ожидании автомашин там были оставлены около 80 снарядов. Положение настолько ухудшилось, что район старых огневых оказался в тылу вражеских танков. Тов. Радченко с двумя машинами, пользуясь темнотой, лично ведя впереди пешую разведку добрался до снарядов и погрузил их. На обратной дороге был дважды обстрелян, привез снаряды к орудиям, а с рассветом этими снарядами была отбита танковая атака противника, при чем были подожжены 4 танка и 3 автомашины противника.

2 сентября 1942 г. в балке Ежовая дивизион оказался в полуокружении и под обстрелом вражеских танков, пехоты и бомбежкой авиации. Огнем врага были подожжены автоцистерна, трактор, автомашина, были ранены бойцы. Когда «Мессера» начали обстрел – началась паника. Тов. Радченко примером своего мужества и стойкости при помощи комиссаров батарей усилили ружейно-пулеметный огонь по пикирующим самолетам, увлек за собой бойцов и вывел из «мешка» орудия, подбитый трактор, снаряды, раненых и личный состав дивизиона.

Как комиссар дивизиона т. Радченко сумел сколотить весь личный состав на выполнение боевых заданий командования, пользуется заслужено боевым и деловым авторитетом среди бойцов и командиров, и является для них образцом бесстрашия, мужества и стойкости.

За время боев дивизион уничтожил 69 вражеских танков, 26 автомашин, 10 мотоциклов, 3 наблюдательных пункта, 9 артиллерийских и 7 минометных батарей, отбил 24 атаки танков и пехоты противника.

Достоин награждения орденом «Красной Звезды»».

1 мая 1944 года Приказом командующего артиллерией 51-й армии № 16/н, майор И.Ф. Радченко, заместитель командира 1-го дивизиона по политчасти армейского 1105-го армейского пушечного артиллерийского Мелитопольского полка награждён орденом Отечественной войны II степени за то, что:

«Заместитель командира 1-го дивизиона по политической части майор РАДЧЕНКО Иосиф Федорович при подготовке операции по прорыву обороны противника в Крыму прекрасно поставил в дивизионе полит-массовую работу. Перед началом операции тов. РАДЧЕНКО мобилизовал всю партийно-комсомольскую организацию на отличную подготовку к операции, много времени уделил подвозу боеприпасов, продовольствия и горючего, что в условиях состоявшей тогда распутицы очень трудно сделать.

При переправе через Сиваш материальной части и боеприпасов, тов. РАДЧЕНКО лично руководил переправой, добившись, несмотря ни на какие обстрелы и бомбардировки с воздуха, своевременной доставки всего необходимого на южный берег Сиваша. Дивизион оказался отлично подготовленным к операции.

В момент самой операции с 8.4.44 по 13.4.44 г. товарищ РАДЧЕНКО все время находился в боевых порядках дивизиона, выбирая наиболее опасные места и места, где личный состав больше всего нуждался в поддержке словом и хорошим примером. Появляясь то на огневых позициях, то на передовых пунктах дивизиона, товарищ РАДЧЕНКО своим умелым подходом к людям и примером поддерживал бодрый дух в офицерах и бойцах дивизиона.

Своей умелой работой тов. РАДЧЕНКО содействовал отличной подготовке дивизиона к выполнению боевой задачи и обеспечил успешное выполнение».

12 декабря 1944 года Приказом № 202/н, майор И.Ф. Радченко, ст. инструктором по оргпартработе 151-й ПАБр орденом Красной Звезды за то, что:

«Майор тов. Радченко, будучи заместителем командира д-на по политчасти в боях за освобождения Крыма от немецких захватчиков проявил большое умение в обеспечении боев на боевых порядках своим личным руководством обеспечивал своевременное ведение огня, что давало возможность наносить потери в живой силе и технике противника. За время боев с 7 – 12 мая 1944 г. огнем дивизиона нанесены потери: подавлено и приведено к молчанию – 23 арт. Батареи, подавлено узлов сопротивления – 6, разрушено ДОТ, ДЗОТ и НП – 6, рассеяно и частично уничтожено скопление пехоты противника – 2 случая.

Работая ст. инструктором по оргпартработе тов. РАДЧЕНКО все время находился в подразделениях, оказывает помощь партийно-политическим работникам и офицерам в обеспечении выполнения боевых задач. Являясь секретарём парткомиссии бригады, тов. РАДЧЕНКО, в сложных условиях боевой обстановки проводит работу по приёму людей в ряды ВКП/б/. За период наступательных операций в Прибалтике с августа по ноябрь 1944 года им произведено 23 заседания парткомиссии, на которых принято в партию 143 человека. Проводимая им партийно-политическая работа в подразделениях бригады обеспечивает выполнение поставленных перед ними боевых задач».

После войны Иосиф Федорович с семьёй жил в Лиепае, работал директором в 9-й железнодорожной школе, позже учителем физики и математики в Лиепайской 8-й восьмилетней школе.


Из книги «Лиепайское общество ветеранов войны и труда»

 

Учитель, по кличке «Партизан»

 

Странная штука жизнь. Порою, она преподносит нам неожиданные сюрпризы. Готовя эту книгу, я встретила в воспоминаниях знакомую фамилию - Радченко. Ошибки быть не может, это тот самый Иосиф Федорович Радченко, который в школе преподавал мне математику и физику, и который был классным руководителем у нас с шестого по восьмой класс.

Давно это было. Мы тогда учились в Лиепайской 8-й восьмилетней школе. В седьмом классе у нас появился новый классный руководитель – учитель физики и математики Иосиф Федорович Радченко. Не знаю, как и откуда, но хорошо помню, что за ним прочно укрепилась кличка «партизан». Многие считали, что это из-за его привычки во время уроков, которые вели другие учителя, тихонько приоткрывать дверь и заглядывать. Хотел, очевидно, убедиться, что мы себя хорошо ведем. И мы, кажется, не очень его огорчали, потому что с ним было интересно. А еще поговаривали, что во время Великой Отечественной войны он был партизаном. Так это или нет, никто не уточнял, а сам о себе он не любил рассказывать. Известно было точно, что он воевал. Сейчас мне кажется, что он не только догадывался о том, как его окрестили в школе, а твердо знал это и даже гордился.

У мальчишек был к нему особый интерес. Но и девочки его не сторонились. Он ко всем находил подход. Это был уже немолодой человек, но сохранивший большой интерес к жизни, и умеющий увлечь молодежь. Он старался привить нам патриотизм и закалить. Мы вместе ходили в походы, делали санные или лыжные вылазки, тогда (в старом здании на ул. Узварас, ныне Улиха) под лестницей в зимний период стояли санки и лыжи, и мы ходили в парк кататься, строили снежные крепости и играли в войну, готовились к строевым смотрам, учились ходить строем, декламируя речёвки... А в конце восьмого класса, перед выпускным, он предложил каждому из нас написать на листке свое заветное желание, после чего все отправились в небольшой поход. Куда идем и надолго ли, никто не знал. Но мы видели в руках у Иосифа Федоровича какой-то продолговатый сверток, и некоторым ученикам был доверен кулек, который следовало нести очень бережно. Мы ломали головы, шагая по аллее вдоль моря, пока не оказались у ворот рыболовецкого колхоза «Большевик». Там нас подвели к белой стене, к которой была прикреплена мемориальная доска с надписью: «Здесь немецко-фашистские оккупанты в период с 1941 по 1945 годы убили много советских патриотов».

Сейчас я уже не помню, что он тогда рассказал нам о событиях тех дней, но предложил, нам свои записки засунуть в гильзу от снаряда и закопать, как послание в будущее. Предварительно, мы вскопали землю на небольшом газоне возле стены, закопали гильзу, а сверху посадили цветы. Какое-то время, помнится, даже по очереди ходили поливать саженцы, чтобы они не засохли.

С тех пор уже минуло несколько десятилетий. Давно я уже ничего не слышала об Иосифе Федоровиче Радченко. Но, когда собирала материалы для этой книги, кто-то из ветеранов назвал уже знакомое имя, и я сразу вспомнила об Иосифе Федоровиче Радченко. На всякий случай включила поиск в интернете. Почти сразу же наткнулась на опубликованные в номере от 24 сентября 2011 года в газете Чугуевщины «Красная звезда» записи воспоминаний первого директора здешней школы Варвары Корнеевны Сандыги (1933-1940 гг.) и ее супруга Иосифа Федоровича Радченко, завуча (1939-1940 гг.), затем директора (1940-1941 гг.), сделанные известным краеведом-летописцем Чкаловского, хранителем трудовой и героической славы поселка Иваном Афанасьевичем Подопригорой.

 

ПОСЛЕДНИЙ УРОК

ДЕТИ ХОДИЛИ В ШКОЛУ В ГАЛОШАХ

 

В 1934-1935 ГОДАХ школа располагалась на первом этаже совхозной конторы, а над ней функционировали рабочий клуб и радиоузел совхоза. Здание для учебного заведения было совершенно неприспособленное: 6 комнат с печным отоплением. Удручали не только угарные газы, которые скапливались под школьными сводами, но и нехватка мебели: столов, стульев, шкафов. В первый год строители не успели благоустроить территорию школы, и когда осенью зачастили дожди, не одну пару детских галош и туфель засасывала невылазная грязь. В коридоре вместо деревянных полов настилали солому и опилки. Трудно было достать черную краску для досок, мел. Но шустрые детишки где-то его находили. Чернилами учеников обеспечивала техничка по фамилии Береза, которая делала их из фуксина. Затем жидкость разливали во флакончики и невыливайки. Но жидкость все равно проливалась, и все парты, тетрадки, платья девочек и рубашки мальчиков были в кляксах. К 1940/1941 учебному году Чкаловская школа стала средней и, помимо традиционных уроков, в ее стенах проводилось множество мероприятий во внеурочное время. Дети обожали военную игру «Южные» против «Северных». Готовясь к «войнушке», мальчишки под руководством боевой пионервожатой Юлии Вдовиченко мастерили трещотки-«пулеметы», «винтовки», «револьверы», «пушки», знаки отличия для командиров и комиссаров. В школе работали фотокружок, хоровой, музыкальный, танцевальный и физкультурный кружки. Последний, кстати, располагал 25-ю парами лыж, 25-ю санками и несколькими парами коньков. Частенько катание с горки на санках практиковали и учителя. На танцевальном кружке дети разучивали «корзиночку», «падеспань» и «венгерку». Учителя любили собираться на квартире директора и играть на струнных инструментах – мандолинах, балалайках, гитарах, петь песни той поры. Тесную связь педколлектив поддерживал и с родителями, посещая детишек на дому и устраивая на родительских собраниях выставки ученических поделок.

Усердствовали в учебе не только дети, но и взрослые – руководители среднего звена, главные специалисты, для которых был организован кружок повышения образования. Охотно посещали уроки, занимались в физкабинете, делали лабораторные работы завмастерскими Вдовиченко, заведующий МТФ Ветчинкин, начальник электростанции Кобылев, главный экономист Шейхет и многие другие. По отношению к детям, учителя строго придерживались правила: чем больше требований к ребенку, тем больше уважения к нему. Стремились учить, а не поучать.

«ЮНЫЕ РЕЦИДИВИСТЫ» СПАСЛИ ФРУКТОВЫЙ САД» Контингент учащихся Чкаловской школы состоял из детей, которые проживали в 5-м совхозе и близлежащих селах. Пополнили семью школьников и около 50 детей-сирот, которые находились на полном попечении сельхозпредприятия и государства. А еще из Харькова прибыли 50 беспризорников, неисправимых правонарушителей-подростков. Поселились они со своим воспитателем в одном из бараков, занимались во 2-ю смену. Намучились мы с ними – не то слово. Спасибо Антону Макаренко, книги которого мы штудировали, чтобы понять психологию данной категории детей. Труд учителей принес свои плоды. Ведь именно мальчишки 6-7-х классов, так называемые «патронированные» дети, спасли школьный фруктовый сад от неимоверной засухи 1936-1937 годов

Поначалу воду для полива носили с водокачки. Но это не помогло. Вишни, яблони, груши сливы чахли на глазах. Мы загрустили. И вдруг слышим возглас: «Эврика! У нас есть секретный план спасения сада. Но мы не скажем, какой. Это военная тайна!» Ребята все же намекнули, что договорились о кое-чем с начальником пожарной охраны совхоза Семеновым, большим, кстати, другом школы. Он согласился тайно пожарными бочками подвозить воду с часу ночи до трех утра, дабы никто не знал и не ведал об этой «самодеятельности». Семенов, безусловно, рисковал: 37-й год, малейшее загорание на ферме – и 20 лет на Колыме обеспечено! Но тому не хотелось быть безучастным к драматической судьбе пацанов, которых кое-кто из злопыхателей в совхозе за глаза называл «маленькими рецидивистами». И вот мы ночью, незаметно для ребят, наблюдали за их работой, и радость за светлые детские души вызывала комок у каждого из учителей... Было только слышно, как тарахтели колеса тачанок с бочками. А так – никакого шума, даже ведрами юные поливальщики старались не греметь.

Но грянул гром войны. На следующий день после ее объявления Иосиф Радченко явился в райком партии с просьбой отправить его добровольцем на фронт. – Ваше дело – учить детей, – сказал секретарь райкома. В начале осени 1941-го он прибыл в тот же райком и заявил: «После обстрела с самолетов школьного двора дети боятся идти в школу. Как мне быть?» Директору ответили: «Даже если на занятие придет один ученик, ведите урок так, будто перед вами сидит класс в полном составе». И действительно, утром дали звонок, и Иосиф Федорович с журналом зашел в класс. Поднялся один-единственный ученик Боря Тимошенко. «Здравствуйте, дети!» — поздоровался учитель. Борис улыбнулся и ответил на приветствие. Это был последний урок в Чкаловской школе в том грозовом далеком 41-м.

Как же сложилась дальнейшая судьба учительской семьи? Варвара Корнеевна с дочерью второклассницей Инночкой эвакуировались в Сталинградскую область, где продолжала директорствовать. А ее супруг ушел в партизаны. После успешно выполненных заданий был назначен комиссаром артдивизиона. Его ученики в письмах, посылаемых на фронт, писали: «Ходим в школу, чернила готовим из сока ягод черной бузины... Пишем на чистых полях «Правды»...

С боями прошел Радченко от Сталинграда до Кенигсберга, был ранен и контужен. В сентябре 1946-го демобилизовался и стал работать в г. Лиепая (Латвийская ССР) директором школы. Рядом с мужем трудилась до выхода на пенсию Варвара Корнеевна.