Главная » Подвиг Солдата » С » Савенков Анатолий Павлович

Савенков Анатолий Павлович

 

 

1921 - ?

 

Родился в 1921 году в селе Тулупово Подзаваловского сельсовета Урицкого района Орловской области. Окончив семилетнюю школу, переехал в город Жданов, где поступил в фабрично-заводское училище при металлургическом заводе имени Ильича. Здесь принят в члены ВЛКСМ. В 1939 году по комсомольской путевке направлен на Краснознаменный Балтийский Флот.

В Великою Отечественную войну сражался с фашистскими оккупантами на эсминце "Стерегущий", крейсере "Киров". После окончания войны продолжал службу на флоте. Награжден орденом Красной Звезды, медалями Ушакова, "За оборону Ленинграда".

Ушел в запас в звании мичмана в 1973 году. Член КПСС с 1964 года. Работает слесарем в механической мастерской рыболовецкого колхоза "Большевик".

 

ПО КОМСОМОЛЬСКОЙ ПУТЁВКЕ

 

После окончания фабрично-заводского училища меня направили термистом в один из цехов металлургического завода имени Ильича. Профессия эта мне нравилась. Заработок тоже неплохой. Жил в общежитии. Однажды стало известно, что происходит набор по комсомольским путевкам на флот. В предвоенное время комсомол активно шефствовал над флотом, направляя для службы на кораблях, подводных лодках своих лучших представителей.

Все двенадцать парней, моих сверстников, товарищей по работе и по общежитию, подали заявления в комитет ВЛКСМ завода с просьбой направить на флот. При военкомате медицинская комиссия из двенадцати человек признала годными для службы на флоте только троих. В числе счастливчиков оказался и я. Вскоре я уже был курсантом электротехнической школы имени Железнякова в учебном отраде в Кронштадте.

Как я гордился службой на Краснознаменной Балтике!

В июне 1940 года уже служил на эсминце "Сметливый" котельным машинистом. Служба проходила в Кронштадте. В январе 1941 года меня перевели на эсминец "Стерегущий".

Война застала меня на эсминце "Стерегущий", входившем в состав кораблей 2-го отряда легких сил, который базировался в Усть-Двинске (Болдерая).

Краснознаменный Балтийский флот не был застигнут войной врасплох, он быстро развернулся и начал активные боевые действия. Уже вечером 22 июня 1941 года из Усть-Двинска отряд кораблей, в числе которых был эсминец "Стерегущий", вышел на постановку мин в устье Финского залива. Отрядом командовал капитан 2-го ранга И.Г. Святов.

Эсминцем "Стерегущий" командовал опытный командир капитан-лейтенант Евгений Петрович Збрицкий. Несколько забегая вперед, скажу, что он провоевал всю войну, стал адмиралом. Это был знающий морскую службу командир, строгий, требовательный и в то время заботливый. Когда началась война, я был на эсминце в орудийном расчете снарядным.

На нашем эсминце были опытные артиллеристы. Перед войной мы много занимались стрельбой, вели огонь по самым различным целям. И все это очень пригодилось в боях. Много раз мы выходили победителями благодаря высокой выучке артиллеристов. Расчет орудия 130 мм был на редкость дружный и слаженный.

На третий или четвертый день войны "Стерегущий" потопил фашистскую подводную лодку. Лодку мы заметили, когда она пустила по кораблю две торпеды. Ловким маневром наш командир увел эсминец из-под удара торпед. Однако фашистская подводная лодка не успела уйти. Эсминец буквально "прополз" по не успевшей погрузиться подводной лодке противника. На поверхности остались маслянистое пятно, всплывшие обломки. Это была первая большая победа корабля. А вскоре боевой счет экипажа пополнился потопленными фашистскими кораблями.

В нашем отряде тоже не обошлось без потерь. На переходе по Ирбенскому проливу подорвался на фашистской мине и затонул эсминец "Гордый". Нам удалось снять команду с тонущего корабля. Получил серьезное повреждение крейсер "Максим Горький". Экипажу нашего эсминца было приказано сопровождать крейсер до Таллина. Здесь мы долго не задержались и вместе с крейсером вышли в Кронштадт. До Кронштадта шли без особых приключений, если не считать взорвавшуюся прямо в караване фашистскую мину. Взрывом вывело из строя правый турбовентилятор, с помощью которого нагнетается воздух для сжигания в топке мазута. Но действовал еще один турбогенератор, и корабль продолжал идти, не сбавляя скорости.

В Кронштадте сдали крейсер "Максим Горький", подремонтировали свой эсминец, устранив повреждения и неполадки, и снова взяли курс на Таллин.

Тяжелые вести приходили с разных участков сухопутного фронта. Финны глубоко вклинились в нашу оборону на петрозаводском направлении. На ленинградском направлении оставлен Псков, и бои шли уже на территории Ленинградской области.

Корабли и морская авиация Краснознаменного Балтийского флота почти каждую ночь минировали фарватеры противника в финских шхерах, в Ирбенском проливе и в восточной части Рижского залива. Эти смелые действия проходили успешно, скрытно и без потерь. За каждый выход наш эсминец ставил до шестидесяти мин. Это была очень сложная и напряженная работа. В общей сложности в первые дни войны команда эсминца "Стерегущий" поставила около шестисот мин.

Однажды| наша воздушная разведка обнаружила в Ирбенском проливе большой фашистский конвой. В числе других кораблей "Стерегущий" вышел для нанесения удара по вражескому конвою. По всей вероятности конвой был обнаружен нашей воздушной разведкой с опозданием, когда он был на подходе к Риге. В начале удар по фашистским транспортам и катерам нанесли летчики. "Стерегущий" ударил по конвою, когда он стал втягиваться в Западную Двину (Даугаву). После нескольких залпов корабельной артиллерии были потоплены несколько транспортов. От прямого попадания выбросился на камни фашистский танкер.

Четыре гитлеровских катера веером пошли в атаку на "Стерегущий". Первыми же залпами артиллеристов два катера были потоплены, остальные поспешили укрыться.

За этот бой всему личному составу "Стерегущего" была объявлена благодарность командовавшего эскадрой кораблей адмирала Дрозда.

В конце июля эсминцу "Стерегущий" поручили провести в Таллин турбоэлектроход "Балтика". До войны это был товаро-пассажирский экспресс, превращенный в первые дни войны в плавучий госпиталь. В помощь эсминцу дали четыре катера (два торпедных и столько же катеров типа морской охотник), три тральщика.

Вышли из Таллина в пасмурную погоду. Штормило. В районе Гогланда небо прояснилось, и на нас, как коршуны, сразу же набросились фашистские самолеты. Огнем зенитных пушек и пулеметов мы отбивались от фашистских стервятников, не позволяя им вести прицельное бомбометание. Однако турбоэлектроход все же наскочил на фашистскую мину и получил серьезное повреждение. На пароход была направлена аварийная команда. Под пробоину подвели пластырь, турбоэлектроход пришлось взять на буксир. Прошли несколько миль, в нашем караване взорвалась мина. К счастью, взрыв не нанес кораблю серьезных повреждений.

Эсминец "Стерегущий” был оставлен в Кронштадте. Занимались минированием фарватеров, несли дозорную службу на подступах к Кронштадту. Когда Ленинграду стало особенно трудно - враг подошел к городу вплотную - огнем корабельной артиллерии помогали отбивать атаки танков и пехоты противника в районе Лисьего Носа.

В тревожное для города Ленина время на всех кораблях и в частях было принято обращение балтийцев к ленинградцам. В письме, которое было зачитано на кораблях, говорилось: "Мы даем вам священую, нерушимую клятву: пока бьется сердце, пока видят глаза, пока руки держат оружие - не бывать фашистской сволочи в городе Ленина... Будем биться за Ленинград. До последней капли крови, до последнего вздоха..."

Слова клятвы стали нашим священным девизом.

...День 21 сентября ничего особенного не предвещал, был тихим и солнечным. Утром в небе появился немецкий воздушный разведчик. Как обычно, захлопали наши зенитки, разведчик скрылся. В гавань входили корабли после ночной минной постановки на подступах к Кронштадту.

Но вот появились фашистские бомбардировщики. Прямые попадания в линейный корабль "Октябрьская революция". Новая волна вражеских бомбардировщиков атаковала корабли. Бомба угодила в наш эсминец. Корабль с большим креном сел на грунт мелководного Восточного рейда. Ранения получили командир эсминца капитан 2-го ранга Збрицкий и полковой комиссар Малявкин.

Команда "Стерегущего" была распределена по другим кораблям и частям. Уже 22 сентября 1941 года я оказался в моторизованной роте особого назначения. Нас бросали на особо опасные участки обороны Ленинграда. Отбив прорвавшихся фашистов, основательно закрепившись, роту перебрасывали на другой такой же опасный участок.

Так продолжалось до июня 1942 года. Потом служил в 640-й отдельной рабочей роте, обеспечивавшей погрузку и разгрузку в бухтах Морье, Гольцмана и в Новой гавани на Ладожском озере.

А в марте 1944 года меня направили на крейсер "Киров", где я воевал до полного разгрома фашистской Германии. Здесь встретил День Победы 9 мая 1945 года.

 

Источник


СЛОВО О ВЕТЕРАНАХ ВОЙНЫ  - Лиепайский рыболовецкий колхоз «Большевик» Лиепая 1985