Главная » Подвиг Солдата » М » Маженов Георгий Иванович

Маженов Георгий Иванович

 

 

1922 - ?

 

Родился в 1922 году в городе Почеп, Окончил 9 классов. В 1940 году призван в Красную Армию. Службу проходил в 235-й стрелковой дивизии. В том же году поступил в Воронежское пехотное училище, которое окончил в 1942 году, было присвоено воинское звание младший лейтенант.

После окончания военного училища командовал взводом на Северо-Западном фронте. В июле 1943 года воевал на Курской дуге. В 1944 году сражался на Ленинградском фронте, принимал участие в освобождении Выборга, Советской Латвии.

На фронтах Великой Отечественной войны получил четыре ранения, два из которых тяжелые. За проявленные в боях мужество и отвагу награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За отвагу».

В запас уволен в звании гвардии старшего лейтенанта в 1946 году по ранениям. С 1950 года работает в Павилосте боцманом, мотористом, механиком на промысловых судах прибрежного лова.

 

ПОЕДИНОК С ТАНКАМИ

 

Кривит душой тот, кто осмеливается утверждать, что не испытывал чувства страха в бою. Я этого сказать не могу. В минуту опасности важно переломить себя, заставить собраться, мобилизовать свои усилия на преодоление страха, Немало примеров знаю по собственному опыту на войне, когда боец, который начинал метаться под артиллерийским, минометным обстрелом или бомбежкой с воздуха, погибал. Боец поопытнее старается выбрать позицию поудобнее, глубже окопаться, словом, сделать себя менее уязвимым.

После окончания военного училища мне пришлось командовать стрелковым взводом на Северо-Западном фронте. Сорок второй год был еще трудным для нас. На этом участке фронта наши войска особого успеха не имели. Противник тоже не предпринимал активных боевых действий. Но превосходство у гитлеровцев было как в огневой мощи на земле, так и в воздухе.

Успешное завершение Сталинградской битвы в конце 1942 года оказало огромное моральное воздействие на всех бойцов и командиров. Это окончательно утвердило мнение, что как ни сильны фашисты, но бить их можно крепко, что окончательная победа будет на стороне советского народа. Все мы буквально ликовали, радуясь успехам сталинградцев, сумевших не только выстоять, но и нанести фашистам сокрушительный удар.

Настоящее боевое крещение я получил в июле сорок третьего года на Курской дуге. Стрелковый полк, в котором я командовал взводом автоматчиков, занял резервную линию обороны. Это было примерно в десяти-двенадцати километрах от переднего края. Неподалеку было большое село с поэтическим названием - Синий Колодец. Полагаю, название селу такое дано было вот почему. Приходилось здесь пить воду из глубоких колодцев. Достанешь из колодца ведро с водой, кажется она синей-пресиней, оттого, что голубое небо отражается в воде.

На рассвете 5 июля прямо перед нами загрохотали взрывы. Временами казалось, что происходит землетрясение. Через несколько дней наши окопы, дзоты и блиндажи стали уже не резервными, а передним краем. Теснимые противником на этом участке фронта, наши войска отошли. Отход был организованным, наступление немцев, которые несли огромные потери, было приостановлено. Затем началось наше наступление.

Никто из нас в ту пору не знал о масштабах операции, количестве фашистских войск, сконцентрированных на Курской дуге.

Наступление наших войск развивалось довольно успешно. На подступах к Орлу меня ранило. Больше трех месяцев лечился в госпиталях в Туле, затем в Томске.

После выздоровления меня направили на Ленинградский фронт. Здесь тоже командовал взводом. В памяти остались бои в районе Ораниенбаума, Лисьего Носа. Летом сорок четвертого года пришлось форсировать реку Сестра. Перед наступлением во взводе, которым командовал, было тридцать два бойца. Сестру форсировали кто на чем мог: на маленьких плотах, бочках и даже канистрах из-под бензина. А с другого берега вели пулеметный огонь. Пулеметную точку удалось подавить, но немалый урон взводу нанесли снайперы противника, так называемые кукушки.

Несмотря на потери, взвод закрепился на противоположном берегу реки. Подоспевшие подразделения развивали успех нашего наступления. Пришлось участвовать в освобождении Выборга. Здесь меня снова ранило. Осколок вражеской мины впился в бок, так и застрял между ребер. В госпитале осколок не стали удалять. Так и сидит он до сих пор.

На этот раз далеко меня не стали госпитализировать. Полтора месяца лечился в медсанбате и снова возвратился в строй.

Пороха на войне пришлось понюхать основательно. В моем послужном списке бои у Демянска, на Курской дуге, у Выборга. Всякое пришлось испытать. Но в прямом смысле встречи с танками противника не было. Все оказывались бронированные чудовища где-то на флангах. Знал о танковых атаках фашистов из рассказов фронтовиков.

На завершающем этапе войны пришлось и мне столкнуться с вражескими танками. Это было на подступах к Тукуму уже в сорок пятом году. Два раза мы завязывали бои с фашистами на окраинах этого латышского города, и оба раза вынуждены были отходить под натиском противника. Однажды гитлеровцы (было это февральским днем) предприняли атаку на наши позиции под прикрытием танков.

К этому времени я переквалифицировался, командуя взводом бронебойщиков. На вооружении у нас были проверенные и испытанные и под Сталинградом, и под Орлом, и на других участках противотанковые ружья, сокращенно ПТР. В этом бою мне лично удалось подбить два фашистских танка. Что испытывал я в те мгновения, когда задымил один, затем другой танк? Прежде всего меня охватило торжество от сознания, что бронированные чудовища, охваченные дымом и пламенем, навсегда застыли на месте.

Однако тут же я был наказан преждевременной потерей осторожности в бою. Ведь кроме подбитых двух танков на наши позиции двигались еще несколько фашистских танков, ведя огонь по нашим позициям. Сильным ударом в грудь меня свалило в окоп, я потерял сознание. Это было мое четвертое ранение на войне.

 

Источник


СЛОВО О ВЕТЕРАНАХ ВОЙНЫ  - Лиепайский рыболовецкий колхоз «Большевик» Лиепая 1985