Главная » Подвиг Солдата » К » Кабаченко Филипп Захарович

Кабаченко Филипп Захарович

 

 

14.08.1919 - 2003

 

Родился 14 августа 1919 года в семье крестьянина-бедняка в селе Ново-Пушкаревка Криничанского района Днепропетровской области. В 1939 году после окончания средней школы поступил в Ленинградское военное училище инструментальной разведки зенитной артиллерии им. Баранова, которое окончил в 1941 году.

В составе зенитных войск защищал небо Ленинграда, с боями дошел до Кенигсберга, где и встретил День Победы. За проявленные в боях с немецко-фашистскими оккупантами мужество и храбрость награжден орденом Красной Звезды, медалями "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", "За оборону Ленинграда" и многими другими.

После окончания войны продолжал службу в Вооруженных Силах. В 1956 году в звании майора ушел в запас. Работал на заводе сельскохозяйственного машиностроения "Лиепайсельмаш", галантерейном комбинате им. 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции. С марта 1978 года экспедитор отдела снабжения рыболовецкого колхоза «Большевик».

Ушел из жизни Филипп Захарович в 2003 году, похоронен на Ливском кладбище в Лиепае.

 

ЗАЩИЩАЯ НЕБО ЛЕНИНГРАДА

 

После окончания военного училища в звании лейтенанта я получил направление в зенитно-прожекторный полк Ленинградского военного округа. Это было в первой половине июня 1941 года. Наш полк дислоцировался близ Ленинграда. Нас, выпускников училища (хорошо помню - пятнадцать лейтенантов), распределили по дивизионам. Я принял зенитно-прожекторный взвод.

Тот, кто бывал в этих местах, знаком о прекрасными белыми ночами. В памяти сохранился последний мирный летний вечер. Несколько молодых командиров, в том числе и я, пошли в ближайшее село на танцы. Каким-то особенным было это веселье, танцевали под гармошку как говорят, до упаду. В казарму возвратились около трех часов. Едва легли отдыхать, как прозвучал сигнал боевой тревоги. Никто из нас не мог знать, что это последнее учение, что фашистские самолеты уже поднялись в воздух со своих аэродромов, и скоро начнется бомбежка наших мирных городов и сел. Правда, к этому следовало быть готовым, ибо международная обстановка была накалена до предела.

...После окончания учений был объявлен отбой. Красноармейцы-зенитчики и прожектористы, основательно потрудившихся над выполнением задачи "по отражению налета самолетов противника", разошлись по летним лагерным палаткам. Нас же, командиров взводов, батарей и дивизионов, командир полка пригласил на разбор учений. Было раннее утро. Все выше подымалось солнце. Небо было чистое, безоблачное.

Внезапно раздался телефонный звонок. Командир полка, прервав разговор с командирами, внимательно слушал. Я обратил внимание, как быстро менялось выражение его лица. После короткого разговора (по всей вероятности, звонил кто-то из старших военачальников) командир полка обратился к нам со словами, которые не могли не потрясти каждого:

- Товарищи командиры! Война! Фашистская Германия вероломно напала на нашу страну.

Командир четко и коротко изложил, какие задачи стоят сейчас перед каждым командиром, зенитчиком, прожектористом.

Вскоре нас направили на отведенный участок для организации обороны Ленинграда. Наш полк защищал город с юго-западного направления. Немцы рвались к городу Ленина - колыбели Великой Октябрьской революции. В начале июля перешла в наступление в сторону Ленинграда немецкая группа армий «Север». Полосы укреплений строились под Псковом, Лугой, Новгородом, Старой Руссой.

Каждый день приносил тревожные вести. Гитлеровцы усилили налеты авиации на Ленинград. Бомбы обрушивались ка жилые дома, госпитали, школы, многочисленные ленинградские музеи. Гибли мирные люди. Разрушались культурные и исторические памятники. Перед нами стояла задача всемерно помогать летчикам-истребителям и зенитчикам преградить путь Фашистским стервятникам, летавшим и днем, и ночью на бомбежку Ленинграда. Создание светового прожекторного поля мы отрабатывали ещё в мирные дни. Теперь же в ходе боев к нам все чаще наведывались летчики и вместе с зенитчиками и прожектористами производили короткий разбор наших взаимодействий в борьбе с самолетами противника. От того, как умело держали прожектористы в световом поле самолеты немцев, зависели успешные действия наших летчиков-истребителей и зенитчиков.

Велика была радость, когда летчики благодарили прожектористов за умелые действия в ночном бою с фашистскими стервятниками. Уже не один самолет был сбит на подступах к городу нашими летчиками, зенитчиками. Более точными стали залпы зенитчиков, когда им на вооружение был передан прибор «ПУАЗО» (прибор управления зенитным огнем). Фашистские летчики, поначалу нагло летавшие на город Ленинград, стали остерегаться советских истребителей, взаимодействовавших с зенитчиками, а в ночное время и с прожекторными подразделениями нашего полка.

В середине сентября 1941 года немецко-фашистская армия вышла на южный берег Ладожского озера и блокировала Ленинград с юга. Финская армия наступала на город с севера и была остановлена нашими войсками примерно в 25-30 километрах от города. Все наземные пути снабжения города были перерезаны. Связь с Ленинградом поддерживалась только по воздуху. Фашистское командование группы армий «Север» бросило на город всю свою авиацию. Одна бомбежка следовала за другой.

Припоминаются жаркие бои в районе Кириши, куда вместе с артиллерийским зенитным дивизионом перебросили и нашу прожекторную роту. К этому времени воины основательно научились взаимодействовать с летчиками-истребителями и зенитчиками. Гитлеровские ассы стремились во что бы то ни стало вывести из строя Волховстрой. Однако это им не удалось. Каждый раз плотный зенитный огонь преграждал путь самолетам немцев, фашистская авиация несла потери от нашего зенитного огня, меткие очереди наших истребителей настигали фашистские самолеты и в ночное время, когда они попадали в световое поле наших прожектористов.

В конце ноября, когда на Ладожском озере установился лед, смельчаки проложили дорогу, и первые подводы с продовольствием пошли по тонкому льду в осажденный город. Потом, когда лад окреп, по ледовой дороге устремились к Ленинграду длинные колонны машин. Но путь их был нелегок. Фашистские варвары быстро обнаружили эту дорогу и начали ее бомбить. Лед покрывался трещинами, на многих участках дорога была разбита, машины проваливались под лед.

К Кобона - небольшая деревенька на самом берегу Ладожского озера. Железнодорожная ветка была проложена по самому берегу Ново-Ладожского канала. Эшелоны с боеприпасами и продовольствием прибывали в Кобону, затем доставлялись в Ленинград. Фашистская авиация неистовствовала. Кобона, как важный пункт, постоянно подвергалась налетам самолетов немцев. Здесь у зенитчиков, прожектористов была горячая работа.

Активное участие приняли прожектористы в прорыве вражеской блокады Ленинграда. Затем принимали участие в освобождении Эстонии, Латвии. При штурме Кенигсберга в звании старшего лейтенанта я был помощником начальника штаба дивизиона по разведке.

За период войны наш дивизион сбил 56 фашистских самолетов.

 

Источник


СЛОВО О ВЕТЕРАНАХ ВОЙНЫ  - Лиепайский рыболовецкий колхоз «Большевик» Лиепая 1985