Главная » Подвиг Солдата » А » Алексеев Василий Николаевич

Алексеев Василий Николаевич

 

1923 - ?

 

Родился в 1923 году в деревне Антропово, Чеховского района Московской области. В 1937 году закончил школу-семилетку. Переехал в Москву и поступил в ФЭУ завода "Монометр".

На этом же заводе после окончания училища работал токарем. Когда началась Великая Отечественная война, принимал участие в эвакуации предприятия на Урал.

В январе 1942 года призван в Красную Армию. В составе артиллерийских частей резерва Главного командования принимал участие в боях под Сталинградом, освобождал Украину, Венгрию, Румынию, Чехословакию. Награжден двумя орденами Красной Звезды, тремя медалями "За отвагу", нагрудным знаком "Отличный артиллерист", многими другими медалями.

Принимал участие в параде Победы в 1945 году в Москве в составе сводного полка 2-го Украинского фонта. В послевоенное время работал в органах МВД Латвийской ССР до ухода на пенсию. С февраля 1945 года - член КПСС, С 1975 года работает старшим инспектором пожарной охраны в рыболовецком колхозе "Большевик". Ведет большую работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Член совета ветеранов Великой Отечественной войны колхоза "Большевик".

 

ОТ СТАЛИНГРАДА ДО ПРАГИ

 

В памяти сохранились тяжелые бои на подступах к Ржеву в мае 1942 года. После призыва в Красную Армию в начале января 1942 года я попал в формировавшуюся в Чувашской АССР 139-ю стрелковую дивизию в 354-й артиллерийский полк. Когда началась война, я сделал попытку стать летчиком, но из этого ничего не получилось. В авиацию меня не взяли по состоянию здоровья.

Я стал наводчиком 122-мм орудия, с которым прошел всю войну. Под Ржев наш артиллерийский полк прибыл еще на конной тяге. По штатам военного времени орудийный расчет состоял из семи человек. Из Ворошиловских учебных лагерей, что в Калининской области, до переднего края наш артиллерийский пол шел форсированным маршем. По мере приближения к фронту передвигались только в ночное время. Однако ввиду тяжелой обстановки под Ржевом в последние дни полк шел и в дневное время.

Передний край открылся перед нами неожиданно. Это было мое первое боевое крещение. Помню, что наша батарея въехала в какой-то овраг, поросший по краям кустарником с молодой майской листвой. Застряло одно из орудий батареи. Расчеты других орудий поспешили на помощь. И в это время немцы открыли огонь по оврагу. Огневой артиллерийско-миномётный налет окончился быстро. К счастью, в батарее не было потерь ни в людях, ни в технике.

Не успели окопаться на одном месте, как поступил приказ сменить позицию. Что означает артиллеристу окопаться? Это прежде всего сделать надежное укрытие для орудия и боеприпасов, отрыть окопы, которые бы надежно укрыли и себя в случае налета вражеской авиации и при огневом налете противника. Время оказалось дождливое, земля переувлажненной. Копнешь лопатой - вода.

По всему чувствовалось, что ожидается наше наступление. Неподалеку от нас укрылись подошедшие танки Т-34. Артиллерийские батареи нашего полка вели пристрелку по позициям противника.

В течение часа велась артиллерийская подготовка. Наша 139-я стрелковая дивизия перешла в наступление. Нам, артиллеристам, пришлось двигаться в боевых порядках пехоты. Под огнем противника орудие не станешь передвигать лошадьми. Приходилось, оставив лошадей в укрытии, передвигать пушку вручную.

С тяжелыми, кровопролитными боями дивизия продвинулась почти вплотную к занятому фашистскими войсками Ржеву. Но враг неожиданно обрушил против наступающих всю свою огневую мощь. Дивизия понесла большие потери. Было много раненых, даже тяжело раненые, как могли, добирались до медсанбата, В нашем орудийном расчете были ранены два бойца.

Снова мы оказались на старых позициях. Было приказано основательно окопаться, надежно укрыть орудия. Впереди были поставлены противопехотные и противотанковые мины. Это свидетельствовало о том, что скоро наступать не будем, но противника дальше пускать тоже нельзя.

Неожиданным оказался отвод нашей батареи с переднего края обороны. Произошло это ночью. Орудия батареи вместе с тракторными тягачами, заменившими конную тягу, погрузили на железнодорожные платформы. На рассвете эшелон двинулся в путь. Это был, если не изменяет мне память, ноябрь 1942 года. Припоминается, что мы заделывали щели в вагоне-теплушке. Даже приготовились растопить печь-буржуйку, как над вагоном послышался гул самолетов.

Один за другим раздались тяжелые взрывы, дернулся вагон. Не могло быть сомнений, что эшелон бомбят фашистские самолеты. Гитлеровцы налетели на состав, когда он спускался под уклон, что затрудняло машинисту паровоза маневрировать. Самолеты противника ушли, отбомбившись, в эшелоне было несколько прямых попаданий бомб, от которых загорелись несколько платформ с военной техникой. Был поврежден один тягач и в нашей батарее.

Ликвидировав пожары, выбросив под откос горевшие тягачи, эшелон продолжал двигаться вперед. Проехали не больше пятнадцати минут, как снова налетели Фашистские самолеты. На этот раз машинист как мог маневрировал, то резко затормозив, то рванув вперед. Но и после второго налета в эшелоне были потери. После ухода вражеских самолетов последовала команда покинуть вагоны.

В Коломну Московской области мы добрались. Здесь формировалась 11-я артиллерийская дивизия резерва Главного командования. Наша батарея вошла в 674-й артиллерийский полк. В составе этого полка и этой же дивизии мне довелось пройти всю войну. Это многие сотни километров трудных фронтовых дорог. Несколько раз менялся состав орудийного расчета. Три раза менялся командир орудийного расчета. Но я оставался в строю, провоевав с этим орудием до конца войны. А она для нас закончилась 11 мая 1945 года.

Об этом я расскажу подробнее.

- У Гитлера нет еще такого снаряда, который бы поразил меня, - отвечал я шуткой на вопросы товарищей, когда заходил разговор, что какая сила таинственная уберегает меня.

И вот наша 11-я артиллерийская дивизия резерва Главного командования оказалась под Сталинградом. Помню, что 5 января 1943 года батарея открыла огонь по окруженной Фашистской группировке. Настроение, разумеется, у нас, артиллеристов, было приподнятое. Пришел и на нашу улицу праздник.

Морозы в ту зиму были трескучие. Земля промерзла на метр и даже глубже. Копать землю лопатой невозможно, надо было долбить ее ломами. Снегу намело. Окапывались в снегу. Между ящиков, из которых делали укрытие, сверху натягивали брезент, поддерживала тепло печурка. Отоплялись чем попало, в ход шло все, нередко и снарядные ящики, за которые нас, конечно же, ругали. Жгли парафинированные картонные коробки. По очереди забегали в такое вот укрытие, чтобы немного обогреться - и снова к орудию.

Мне приходилось, как наводчику, больше всех быть у орудия.

Дело в том, что наше орудие в батарее было пристрелочным. После того, как мы пристреляемся к цели, потом уже ведут огонь и остальные орудийные расчеты. Нам довольно часто приходилось менять огневые позиции. Работы у артиллеристов в те январские дни сорок третьего года хватало. Мы непрерывно вели огонь по противнику.

На нашем участке приходилось до ста орудийных стволов на километр. Вот когда враг испытал силу наших ударов. Постепенно наша батарея оказалась у хутора Балки, что в восьми километрах от Сталинграда. Фашистские самолеты сбрасывали контейнеры с боеприпасами и питанием для окруженных войск. Эти контейнеры нередко попадали к нам.

Наконец потянулись колонны пленных. Жалкий вид был у немецких вояк. На голову фрицы, как мы их называли, чего только не натягивали, вплоть до женских рейтузов, на ногах соломенные лапти. На ломаном русском языке гитлеровцы спрашивали, как пройти в плен.

Как дорогую реликвию храню благодарственные грамоты Верховного Главнокомандующего. Вот первая из тринадцати таких грамот.

В ней говорится: "Младшему сержанту Алексееву Василию Николаевичу. Приказом Верховного Главнокомандующего от 25 января 1943 года за прорыв обороны немецко-фашистских войск, разгром 102 дивизий противника, захват более 200 тысяч пленных, 13000 орудия и много другой техники и продвижение вперед до 400 километров всему личному составу нашей части, в том числе и Вам, отважному артиллеристу, принимавшему участие в разгроме гитлеровских армий на подступах к Сталинграду объявлена благодарность..."

Принимал я участие в освобождении от немецко-фашистских оккупантов Украины. За прорыв сильной обороны немцев и овладение областным и крупным промышленным центром Украины - городом Кировоградом нашей 11-й артиллерийской дивизии было присвоено наименование "Кировоградской", а всему личному составу объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего. В марте 1944 года разгорелись жаркие бои на подступах к железнодорожной станции Ново-Украинка. Здесь немцы под прикрытием танков предприняли несколько контратак, и все они были отбиты. В одном только бою наш орудийный расчет уничтожил фашистский танк и самоходное орудие "Пантера".

Наступили времена, когда уже не страшны для нас были фашистские "тигры" и "пантеры". Клочьями летела с них шерсть. И в том бою мы овладели Ново-Украинкой и важным железнодорожным узлом Помошная.

В октябре 1944 подошли к границе Венгрии. Еще одна благодарственная грамота напоминает о боях за столицу Трансильвании город Клуж, форсирование Тиссы и овладение городом Сегед - крупным хозяйственно-политическим и административным центром Венгрии.

В Мишкольце, который мы штурмовали, много военных заводов, на которых работали военнопленные. Нас, артиллеристов, предупредили об этом. С помощью разведчиков мы вели огонь по скоплению немцев и техники, избегая обстрела заводов, где работали пленные.

Последние бои в Венгрии. Прорыв сильно укрепленной обороны противника северо-восточнее Будапешта, А затем участив в освобождении Чехословакии.

...Годоны - важный узел дорог и сильный опорный пункт немцев на западном берегу реки Морава. О боях здесь напоминает печатный боевой листок, посвященный действиям нашего орудийного расчета.

“Слава Вам, наш боевой друг. Сегодня своими умелыми и мужественными действиями Вы прославляете наше подразделение.

17 апреля 1945 года Вы своим орудием отбили две вражеские контратаки, уничтожили 30 немецких солдат и офицеров”.

Войну закончил со своим орудийным расчетом под Прагой, 9 мая 1945 года было всеобщее ликование. А 11 мая наш орудийный расчет прямой наводкой вел огонь по недобитым и не пожелавшим сложить оружие гитлеровцам.

 

___________________________

 

Неожиданную радость испытал уже, когда дивизия находилась в Румынии. Меня в числе десяти артиллеристов дивизии включили в состав формирующегося сводного полка 2-го Украинского фонта для участия в параде Победы. Вместе с нами был и комдив генерал-майор А. Попович.

Наш сводный полк расквартировали в Сокольниках. Для тренировок местом была избрана площадь возле станции метро "Сокольни-ки". Когда же днем мв вышли для проведения строевых занятий, то нас окружила такая плотная толпа москвичей, что пришлось строевую подготовку перенести на ночное время.

Незабываем парад Победы, в котором мне довелось участвовать.

 

Источник


СЛОВО О ВЕТЕРАНАХ ВОЙНЫ  - Лиепайский рыболовецкий колхоз «Большевик» Лиепая 1985